0 охрана
чоп частное охранное предприятие охрана объектов личная охрана, телохранитель полиграф, детектор лжи сопровождение грузов безопасность
чоп, частное охранное предприятие, охрана объектов, личная охрана, телохранитель, полиграф, детектор лжи

Детектор лжи

 

 

 

 

info@sss-m.ru

частное охранное предприятие Профессор Сергодеев А.

Проверка на детекторе лжи

 

чоп, частное охранное предприятие, охрана объектов

ликвидация фирм Полиграф это аппаратурный комплекс, служащий для объективной регистрации физиологических показателей КГР, ЭЭГ, тремора, плетизмограммы в целях анализа эмоциональных ответов на стимулы, предъявляемые во время беседы, допроса. Сознательный контроль вегетативных функций, связанных с переживанием тех или иных эмоций, для нетренированных испытуемых практически недоступен, в силу чего по получаемым показателям можно сформулировать диагноз эмоциональной динамики во время диалога

Любой руководитель, признающий важность психологической безопасности деловой структуры, опирающийся на квалифицированную социально-психологическую службу, имеет перед другими неоспоримые преимущества в повышении эффективности управленческой деятельности.


ЕЖЕДНЕВНАЯ ГАЗЕТА ТРИБУНА. НОМЕР ОТ: 12 ОКТЯБРЯ, 2004 ГОДА

 

Профессор психологии Анатолий Сергодеев знает как проверять министров на детекторе лжи

Анатолий Дмитриевич – полковник службы внешней разведки в отставке. Преподавал в академии СВР, занимал должность заместителя начальника кафедры оперативной психологии, специалист в области психодиагностики и полиграфа.

– Анатолий Дмитриевич, Комитет по безопасности Госдумы в рамках ужесточения антитеррористического законодательства подготовил законопроект о применении полиграфа, или, как его еще называют, детектора лжи в оперативно-розыскной деятельности. Рассматривается также вопрос о том, чтобы узаконить проверку правительственных чиновников на детекторе. Этот прибор способен переломить нынешнюю ситуацию с коррупцией и помочь в борьбе с террористами?

– Важен не сам прибор, а профессионализм полиграфолога. Ведь что такое детектор лжи? Это прибор, который фиксирует определенные реакции человеческого организма при изменении эмоционального состояния. Задача, стоящая перед оператором полиграфа – правильно прочитать полученные результаты. Приведу такой пример. По данным американского ученого Хэссета из 4622 военнослужащих армии США, прошедших в середине семидесятых годов проверку на полиграфе, 1302 оказались виновными в различных преступлениях. Однако позднее в отношении 28 процентов из них виновность не была доказана. А недавно американские ученые во главе с профессором Финбергом пришли к выводу, что применение детектора к работникам правительственных учреждений – не слишком эффективная вещь. Финберг по этому поводу даже заявил: «Национальная безопасность – слишком тонкая штука, чтобы орудовать в ней столь тупым предметом».

– И это говорят американцы, у которых уже сложился настоящий культ полиграфа! Например, представитель ученого совета Манчестерского университета недавно заявил о создании принципиально нового детектора, который рекомендовано использовать в системах безопасности аэропортов. Похоже, что они нашли более действенное средство против воздушного терроризма, чем заставлять пассажиров снимать носки при досмотре?

– Речь идет об аппарате, состоящем из портативного компьютера и видеокамеры, которая фиксирует тысячи незаметных невооруженным глазом движений мимических мышц. Эти движения анализируются и связываются с заложенными в память компьютера схемами. Любопытное изобретение. Но пока что нет данных о поимке с помощью такого аппарата контрабандистов или террористов. Между тем полиграфу уже более сотни лет. И естественно, что эта умная машина все время усовершенствуется. Например, в судебной практике детектор лжи был впервые применен еще в 1902 году в Италии. Он реагировал исключительно на изменение давления крови. А полиграф, созданный в 1921 году Джоном Ларсеном, реагировал уже не только на кровяное давление, но и на частоту пульса и дыхания

– А когда же детектор лжи дошел до России? Неужели только перед выходом знаменитого советского кинофильма «Судьба резидента», где сотрудник КГБ по прозвищу Бекас успешно противостоял полиграферам западных спецслужб? По-моему, это было первое упоминание о детекторе лжи в самом массовом из искусств…

– В России полиграф впервые использовали в 1927 году. Ученый Лурия обследовал на нем около полусотни человек, подозреваемых в убийстве. А что касается эпизода в фильме про Бекаса в исполнении Михаила Ножкина, то действительно примерно в это время – в конце 60-х годов – было принято решение об использовании детектора на ЦВВК – Центральной военно-врачебной комиссии.

– Проверяли разведчиков на преданность Родине и делу партии?

– Не только. Кроме проверок на возможные контакты со спецслужбами, сотрудников ПГУ проверяли также на сексуальную ориентацию, на употребление наркотиков и алкоголя. А еще учили тому, как противостоять вражескому детектору в случае провала. Такие семинары-тренинги часто устраивались на выезде в резидентурах, во время встреч с агентами-нелегалами. Противодействовать полиграфу было особенно важно научить именно сотрудников нелегальной разведки. Ведь те, кто отправлялся в резидентуру легально, работали под официальным дипломатическим прикрытием. Их в случае провала не арестовывали, а объявляли персонами нон-грата и в 24 часа высылали в СССР. Такой неписаный закон разведок мира.

– Можете вспомнить случай, когда при помощи детектора в КГБ удалось выявить замаскировавшегося врага?

– Дело в том, что результаты, полученные при тестировании на полиграфе, не являются окончательной экспертной оценкой. Эти результаты носят рекомендательный характер. Если человек был вне подозрений, но по какой-то причине продемонстрировал сомнительную реакцию на детекторе, то это еще не повод для радикальных выводов. И напротив – когда сотрудник на серьезном подозрении, то обычно есть способы подтвердить его вину и без детекции.

– А правда, что бывший резидент ПГУ в Лондоне Олег Гордиевский «ушел» после того, как показал подозрительные результаты на детекторе?

– Насколько мне известно, к Гордиевскому применялись психотропные вещества. И это в какой-то мере способствовало его уходу.

– А вам лично кого удалось разоблачить при помощи ваших психодиагностических методик? – Могу вспомнить выпускника академии СВР Макеева. Я дал по нему отрицательное заключение, но тем не менее он все равно был направлен в зарубежную командировку. В итоге мои сомнения подтвердились. В Таиланде он ушел к американцам вместе с семьей.

– А можете привести примеры успешного противодействия вражескому полиграфу наших нелегалов?

– Завербованный на идейной основе офицер ВМФ США Гленн Майкл Суотер, он же – Михаил Орлов, он же – агент Уго, был обучен противостоять полиграфу и успешно прошел одно тестирование на детекторе. Правда, тогда он был вне подозрений. А вот перед повторным тестированием агент Уго решил не рисковать, тем более что к тому времени его выдала бывшая супруга. И в 1986 году он бежал с военно-морской базы США в Италии через Чехословакию в Советский Союз.

– В общем-то, что Бекас в «Судьбе резидента» вышел сухим из воды, это явное преувеличение?

– Вообще-то, все зависит от индивидуальных особенностей того или иного человека. У меня был испытуемый из числа оперативных сотрудников Первого главного управления с необычайно лабильной нервной системой. Перед тестированием он мог взвинтить себя до предела, так что показатели всех реакций буквально зашкаливали и сейсмограмма детектора не давала никаких результатов. Но для опытного полиграфера это тоже результат, означающий, что испытуемый активно противодействует аппарату. К слову сказать, эпизод про Бекаса в логове иностранной спецслужбы выполнял не только художественную или пропагандистскую функции, но еще и контрразведывательную. Показанный в фильме макет аппарата не имел ничего общего ни с тем, чем располагали в ту пору советские спецслужбы, ни с тем, что использовали западные. Шел процесс технического противоборства, и это отразилось на декорациях. На самом деле, конечно, даже тогда, в шестидесятые годы, используемый в спецслужбах полиграф не мог быть величиной с рояль

. – Как составляются вопросы при тестировании на детекторе лжи?

– Это особое искусство. Вопросник формируется под проблему, которую надлежит разрешить. Релевантные, или субъективно значимые, вопросы обычно чередуются с контрольными, а также с нейтральными. В следственной практике, когда необходимо выяснить, например, причастен ли испытуемый к воровству денег из кассы, обычно проводят так называемый тест с «пиком напряженности». Например, если точно известно, что была украдена определенная сумма денег, то у подозреваемого вперемежку с нейтральными вопросами спрашивают: «Это было 500 долларов… 1000 долларов… 5000 тысяч… 10 000 долларов?» Если верная цифра, допустим, пять тысяч, то лента полиграфа обнаружит у виновного нарастание признаков тревоги по мере приближения к этой цифре, а затем расслабление по мере удаления от нее. Собственно говоря, классический вопросник был продемонстрирован и в фильме про резидента. Помните, Бекасу периодически, по нескольку раз задают одни и те же вопросы: «Вы коммунист? Вы сотрудник КГБ?» А вперемежку следуют нейтральные вопросы про день недели, про события из прошлой жизни.

– А за время вашей работы в центре практической психологии «Псиуниверсал» доводилось «раскалывать» преступников на полиграфе?

– С правоохранительными органами мы не работаем – у них свои технические возможности и полиграферы. К нам в основном обращаются руководители коммерческих структур и организаций с просьбой протестировать новичков, принимаемых на работу, либо же разрешить различные внутрикорпоративные проблемы. Помню, в середине девяностых годов обратился руководитель одного из банков, где случилось ЧП: из оружейной комнаты службы охраны кто-то похитил пистолет. На подозрении были полтора десятка человек. Причем одного из них мне посоветовали не проверять: мол, парень надежный, многократно доказавший преданность. Но я настоял на том, чтобы тестирование прошли все. И что вы думаете? Как раз у этого, «надежного», проявились всплески физиологических реакций. Прибор не ошибся: подозреваемый сознался в содеянном и вернул похищенное оружие.

– Как бы вы сформулировали ключевой вопрос при проверке чиновников на причастность к коррупции? Спросили бы: «Вы берете взятки?»

– По нынешним временам это уже риторический, а потому почти-что нейтральный вопрос. Он уже едва ли способен вызвать у кого-то ярко выраженную физиологическую реакцию. Я бы, наверно, поставил вопрос по-другому. «В этом году вы получили, помимо зарплаты, 100 тысяч долларов… 200 тысяч долларов… миллион долларов… пять миллионов?» Есть основания надеяться, что по мере приближения к верной цифре датчики зафиксируют либо кожно-гальваническую, либо какую-то иную реакцию.

– А может, и не зафиксируют: ведь детектор – дело добровольное?

– Верно. К тому же пока что нет закона, который бы регламентировал применение полиграфа. Есть лишь подведомственные документы. Вот в США, например, в каждом штате имеются законодательные акты, регламентирующие случаи применения полиграфа. Поэтому, вероятно, у них и коррупции поменьше, чем у нас…

Дмитрий Севрюков

 

Полиграф, Детектор лжи, Полиграф детектор лжи, полиграф проверка, проверка на детекторе лжи Проверка на детекторе лжи

Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100

© ЧОП Агентство Экономической Безопасности - частное охранное предприятие, охрана объектов, телохранитель
Москва, пл. Журавлева д. 2/8, тел. (495) 960-91-77

охрана